.RU

Предлагаемая вниманию читателя книга основана на материалах социологического опроса 2983 учащихся 7-х, 9-х и 11-х классов московских общеобразовательных школ


Введение

Предлагаемая вниманию читателя книга основана на материалах социологического опроса 2983 учащихся 7-х, 9-х и 11-х классов московских общеобразовательных школ. Исследование было проведено в 2002 г. в рамках Комплексной программы РАО «Социология образования». Помимо вопросов, касающихся особенностей различного рода девиантных проявлений, в анкету были включены также и другие вопросы, затрагивающие такие темы, как: сексуальное поведение, отношение к здоровому образу жизни, отношение к учебе, общие жизненные планы, ценности и др. Подобное «расширение тематики» при разработке исследовательской программы обусловлено желанием охарактеризовать современную подростковую субкультуру, задав при этом два противоположных содержательных полюса, один из которых характеризует склонность к поведенческим рискам, опасным для здоровья, а другой, напротив, определяет ориентацию подростков на здоровый образ жизни. Скажем иначе: в наши задачи входило противопоставление ориентаций на нарушение принятых, социально одобряемых норм и ориентаций на их соблюдение и поддержание. Именно относительно этих двух тенденций в конечном счете и важно оценить то, как те деформации, которые происходят в обществе, отражаются на подростковой субкультуре и современном образовании.

Следует отметить, что представленные в монографии материалы продолжают линию исследований, начатых нами около 15 лет назад. Выделим здесь три наиболее важных исследовательских проекта, которые были реализованы Центром социологии образования РАО. Так одно из первых наших исследований, в котором был затронут круг вопросов, касающихся девиаций среди подростков, было выполнено в 1991-1992 гг. при реализации Международного проекта «METROPOLIS», который был осуществлен в рамках договора о сотрудничестве между Министерством образования Российской Федерации и Министерством культуры, науки и образования Нидерландов. В этом исследовании, в частности, было проведено сопоставление мнений подростков Москвы и Амстердама о девиантных проявлениях в среде сверстников (Собкин, Писарский, 1992; 1994). Упомянуть это исследование, предваряя книгу, важно, поскольку часть вопросов, включенных тогда в исследовательскую программу, используется нами и в настоящем исследовании, что, в свою очередь, позволяет оценить те изменения, которые произошли в подростковой субкультуре за прошедшие годы. По возможности мы приведем в книге сопоставительные данные, чтобы читатель мог оценить характер произошедших изменений. При этом важно отметить, что, несмотря на кардинальные объективные социально-экономические и культурные трансформации, субъективная оценка самой ситуации в подростковой среде стала, как это ни странно, более стабильной. Иными словами, «сознание работает» более инерционно, чем это может показаться на первый взгляд. Так, например, если мы сопоставим ответы самих старшеклассников о распространенности различных негативных явлений в подростковой среде (среди одноклассников и знакомых) в 1991 г. с ответами на те же вопросы в нашем исследовании 2002 г., то обнаружим высокую степень совпадений, причем порой до десятой доли процента. Так, например, «повышенную заболеваемость» в 1991 г. фиксировали 6,0% учащихся, а в 2002 г. — 5,2%; «наркоманию, токсикоманию» соответственно 0,9% и 1,1%; «курение» — 32,2% и 33,0%; «воровство» — 0,8% и 1,7%; «половую распущенность» — 2,6% и 3,9%. Подчеркнем, что это ответы подростков двух разных поколений. Если же мы соотнесем эти ответы с объективными данными госстатистики, то по целому ряду показателей ситуация 1991 и 2002 гг. будет отличаться на порядок. Таким образом, «бытие» трансформируется стремительнее, чем сознание. И в то же время относительно других аспектов различия в ответах подростков весьма существенны. Укажем лишь одно: если на «употребление спиртных напитков» как на очень частое явление среди сверстников в 1991 г. указывали 10,3%, то в 2002 г. таких ответов уже 17,5%. Эти различия статистически значимы на очень высоком уровне и фиксируют, что в самой подростковой среде произошел существенный сдвиг в оценке распространенности именно алкоголизма среди сверстников.

Помимо проработки вопросов, касающихся субъективной оценки самими подростками распространенности негативных явлений в среде сверстников, стоит отметить, что в исследовании 1991 г. была намечена важная содержательная линия, которая выступает в качестве одной из центральных в настоящем исследовании. Она касается изучения мотивации, побуждающей подростков к совершению противоправных действий. В частности, в исследовании 1991 г. было показано, что само понимание причин совершения подростком противоправных действий различно у взрослых (родителей и учителей) и самих подростков. Причем, если взрослые склонны придавать большее значение факторам, которые касаются несформированности у подростков механизмов нормативной регуляции («не считаются с существующими нормами», «недооценивают тяжесть преступления»), то сами подростки более склоны обосновывать правонарушения другим комплексом причин — эмоциональных («стремление к удовольствию»); надеждой, что их возрастной статус («несовершеннолетние») не повлечет за собой наказания; конформным поведением («боязнь нарушить законы своей группы»). Подчеркнем, что именно этот аспект, касающийся мотивации девиантных форм поведения, и определил целый ряд сюжетов в программе исследования 2002 г. Здесь, с одной стороны, мы попытаемся рассмотреть особенности мотивации, обусловливающей различные виды девиантного поведения (так, например, для нас крайне важно будет выявить различия в мотивах употребления алкоголя, наркотиков, курения), а, с другой — охарактеризовать не только конфликты, касающиеся нарушения подростком различных норм, но и исследовать своеобразие реакций социального окружения (сверстников, родителей, учителей) на девиантное поведение. Иными словами, одна из ключевых проблем исследования касается рассмотрения особенностей «удержания норм» в самом микросоциальном окружении подростка.

Второе исследование, которое в существенной степени повлияло на содержание данной программы, было связано с подготовкой нами доклада Московского Бюро ЮНЕСКО «Российский подросток 90-х: движение в зону риска» (Собкин, Кузнецова, 1998). Работа над этим аналитическим докладом, который обобщал исследования, выполненные в рамках проекта «Половое воспитание российских школьников» Министерства общего и профессионального образования РФ, позволила нам не только познакомиться со статистическими данными и результатами различных социологических исследований, но и оценить сложность и масштабы проблемы сексуального поведения в подростковой среде. Более того, стало очевидно, что рассмотрение сексуального поведения не может ограничиваться лишь возрастными психологическими характеристиками пубертатного периода, а требует анализа в более широком социокультурном контексте, который связан с различными поведенческими рисками. Таким образом, проработка проблематики сексуального поведения подростка в связи с поведенческими рисками, опасными для здоровья, потребовала включения в данную исследовательскую программу анализа вопросов, касающихся сексуальных отношений.

И, наконец, важно упомянуть еще один исследовательский проект, который был реализован сотрудниками Центра социологии образования РАО на более ранних этапах. Он также был выполнен по заказу ЮНЕСКО в 1998–1999 гг. Данный проект «Дети улицы» (руководитель В.С. Собкин) предусматривал изучение широкого круга проблем, связанных с деформацией «современного детства». Его цель состояла в обследовании пяти пилотных регионов (Москва, Санкт-Петербург, Тверь, Нижний Новгород, Красноярск) и в подготовке для них социально ориентированных программ по поддержке детей и подростков (руководители региональных исследовательских групп: П. Писарский, Е. Смирнова, о Б. Ничипоров, Е. Волкова, Б. Хасан). Исследование включало анализ статистики детской беспризорности, криминогенных проявлений и здоровья детей. Помимо этого, анализировались региональные программы, связанные с социальной защитой детства, нормативно-правовая база, пресса. В ходе реализации проекта проводились также различного рода качественные исследования: фокус-группы и глубинные интервью, направленные на характеристику особенностей, касающихся девиаций и поведенческих рисков в подростковой среде. Важно подчеркнуть, что именно анализ конкретных материалов, фиксирующих ситуацию на региональном уровне, определил тот содержательный фокус нашей исследовательской программы, который мы обозначили выше как «ориентации подростков на поддержание здорового образа жизни». Режим дня подростка, его досуг, здоровое питание, занятие физкультурой и спортом — это тот круг вопросов, который сегодня требует серьезного социологического изучения и которому, к сожалению, не уделяется достаточного внимания.

Мы упомянули эти три предыдущих исследования, поскольку именно они не только во многом характеризуют наш собственный опыт работы по изучению проблематики девиаций в подростковой среде, но и задают те содержательные ориентиры, которые структурируют данную исследовательскую программу. Вместе с тем понятно, что при разработке программы для нас был весьма важен и тот общий научно-исследовательский контекст, который определяет работы по детской девиации и поведенческим рискам. Научная литература только по каждому из видов девиации здесь весьма обширна. Отметим лишь работы, наиболее важные непосредственно для нашей программы. Достаточно подробно и детально проблематика подросткового курения рассматривается в целом ряде работ как отечественных, так и зарубежных авторов (Александров, 1999; Афанасьев, 1995; Гилинский, 1992; Касаткин, 2000; Клиорин, 1986; Позднякова, 1990; Сидоров, Калинин, Нильссен, Бренн, 2002; Скворцова, Черемных, 1999; Скворцова, 2001; Торохтий, 1996; Bellamy, 1997; Joossens, 1999; Lamkin, Houston, 1998; Murrey, Lopez, 1997; Pierce, Gilpin, 1996; Simantov, 2000; Tyas, Pederson, 1998; Warren, Riley, Asma, Eriksen, Green, Blanton, Loo, Batchelor, Yach, 2000; Willis, Mowery, 1999; Yach, Ferguson, 1999; Godeau, Rahav, Hublet, 2004 и др.). Авторы работ по проблемам подросткового алкоголизма уделяют серьезное внимание не только гендерным и возрастным особенностям, но и социально-психологическим факторам, обусловливающим приобщение подростков к употреблению алкоголя (Балашова, Кузнецова, Богданов, Свиркунов, 1999; Братусь, Сидоров, 1984; Еникеева, 1999; Кирилов, Шиленко, 1992; Кошкина, 1991; Леонова , Бочкарева, 1998; Ласточкин, Якушев, 1990; Atkin, 1993; Perkins, 2002; Schulenberg, Maggs, 2002; Kilty, 1990; Schmid, Gabhainn, 2004 и др). Значительная часть исследований посвящена проблемам распространенности наркотиков среди молодежи (Битенский, Херсонский, Дворяк, Глушков, 1989; Гилинский, Гурвич, Русокова, Симпура, Хлопушин, 2001; Левин, Левин, 1991; Bachman, 1998; Bogt, Fotiou, Gabhainn, 2004). При этом особое внимание здесь уделяется анализу тех социально-психологических факторов, которые обусловливают склонность подростков к употреблению наркотиков (Журавлева, 2000; Тачина, 2003; Bauman, Ennett, 1996; Shofield et al., 2001; Schmid, 2001; Patton et al., 2002). Стоит также отдельно отметить работы, посвященные изучению роли семьи в приобщенности к наркотическим веществам (Горьковская, 1994; Должанская и др., 2003; Левин, 1991; Позднякова, 2003).

Перечисленные работы важны, поскольку позволяют оценить как общие масштабы распространенности тех или иных девиаций, так и те возрастные тенденции, которые характеризуют склонность подростков к их проявлению. В этой связи следует в первую очередь сослаться на регулярные мониторинговые исследования Всемирной Организацией Здравоохранения (ВОЗ). Так, результаты исследования ВОЗ (Warren, Riley, Asma, Eriksen, Green, Blanton, Loo, Batchelor, Yach, 2000; Willis, Mowery, 1999), проведенного в 1999 г. в 12 странах (в том числе и в России, в Москве), показали, что в среднем от 10% до 33% подростков в возрасте от 13 до 15 лет приобщены к куреню. Причем наибольший процент курящих подростков в сравнении со статистическими данными по другим странам был зафиксирован именно в Москве (33,4%) и в Киеве (33,9%). По данным другого исследования ВОЗ (Godeau, Rahav, Hublet, 2004), в котором затрагивался возрастной аспект приобщения подростков к табакокурению, процент молодых людей, пробовавших курить, с возрастом увеличивается. Так, среди 11-летних детей на данный факт указали 15% опрошенных, среди 13-летних — 40%, а среди 15-летних — 62% (исследование проводилось в 39 странах, в том числе и в России). Отметим, что эти данные в целом совпадают и с результатами нашего исследования, которые мы приводим в данной книге.

Для характеристики общего контекста важны также данные исследований ВОЗ по возрастной динамике употребления подростками алкоголя: если среди 11-летних подростков доля еженедельно употребляющих алкоголь составляет 5%, то среди 13-летних их число достигает 12%, а в подвыборке 15-летних таких уже 29%. При этом наиболее потребляемыми напитками являются пиво, а также различные слабоалкогольные коктейли, особенно популярные среди девушек. По материалам исследования, пиво раз в неделю и чаще употребляют 2,4% 11-летних подростков, а среди 13-летних 6,7%, в то время как среди 15-летних — уже 18,5%. Число употребляющих крепкие спиртные напитки с возрастом также последовательно увеличивается: с 1,1% в подвыборке 11-летних до 11,1% среди 15-летних. Это обобщенные средние данные по всем странам, вошедшим в исследование. Если же говорить конкретно о результатах, полученных в результате опроса российских подростков, то еженедельно крепкие спиртные напитки употребляют 0,5% 11-летних подростков, 2,9% 13-летних и 3,4% 15-летних. Зафиксированная в исследованиях ВОЗ возрастная динамика употребления алкоголя в целом схожа с нашими данными.

Сложнее обстоит дело с анализом употребления наркотиков, поскольку, с одной стороны, данные об их употреблении чаще скрываются, а с другой — эти данные порой трудно сопоставимы, так как в разных исследованиях уделяется внимание употреблению различных видов наркотиков. Например, исследования ВОЗ ориентированы в первую очередь на употребление каннабиоидов. Официальные же данные Федеральной службы государственной статистики фиксируют лишь численность больных наркоманией, состоящих на учете в лечебно-профилактических учреждениях. По этим данным, численность больных наркоманией подростков в возрасте 15–17 лет в период с 1990 по 2000 г. увеличилась с 471 до 9062 человек. Эти официальные данные позволяют лишь приблизительно оценить распространенность подростковой наркомании в России, поскольку реальный масштаб наркомании превышает эти показатели по экспертным оценкам в несколько раз (как отмечают эксперты, на одного «зарегистрированного» наркомана приходится как минимум 10 «незарегистрированных» потребителей наркотиков).

Заметим, что приведенные выше данные важны не только для оценки масштабов девиаций, связанных с рисками для здоровья в подростковой среде. Для нас они представляют интерес и собственно в методическом плане, поскольку задают определенные ориентиры, позволяющие оценить валидность наших собственных результатов, которые мы представляем в книге. И в этой связи еще раз отметим, что, несмотря на различия в методах организации исследования и используемом нами инструментарии, в целом результаты оказываются во многом схожими.

Наряду с анализом статистических данных о распространенности различных форм девиаций и исследованием социальных и психологических причин, их обусловливающих, особое внимание в работах уделяется изучению роли СМИ как фактора, оказывающего влияние на приобщение к курению, алкоголю и наркотикам (Авдеев, Тетенова, Слоневская, 2000; Каннингхем, 2001; Козаков, 1991; Ломов, Терман, 1986; Сердюк, 2002; Atkin, 1993; Joossens, 1999; Petraitis et al., 1998; Warren, Riley, Asma, 2002; While, Kelly, Huang, Charlton, 1996). Эти работы определили блок специальных вопросов, касающихся роли СМИ, которые мы предлагали респондентам в ходе нашего анкетного опроса.

И, наконец, необходимо особо отметить исследования и практические разработки, связанные с профилактикой различных видов девиаций. Они были для нас особенно важны при разработке инструментария исследования в процессе формулирования конкретных вариантов вопросов (Афанасьев, 1992; Березин, Лисецкий, Орешникова, 2000; Еникеев, 1999; Касаткин, Паршутин, Симонятова, 2000; Кошкина, 1991; Ласточкин, Якушев, 1990; Леонова, 1998; Мордахаев, 1996; Невский, Колесова, 1997; Огарь, Иванова, 1991; Панина, 1990; Сирота, Ялтонский, Хажилина, Видерман, 2001; Смирнов, 2001; Тихомиров, 1990; Усманов, 1987).

Как мы отмечали выше, особую линию в данной исследовательской программе составляет изучение особенностей сексуального поведения подростков. Анализ работ, посвященных этой проблематике, позволил выделить четыре основных направления. Первое касается изучения различных аспектов сексуального поведения подростков. Основное внимание здесь уделяется таким моментам, как возраст начала сексуальной жизни, гендерные различия, стилевые особенности ведения половой жизни (количество партнеров, регулярность ведения половой жизни), мотивы вступления в интимную связь и.т.д. (Голод, 1996; Кон, 1997, 2000; Штарке, Лисовский, 1993; Dickson, Paul, Herbison, Silva, 1998; Wimmer-Puchinger, 1992). Второе связано с проблемами полового воспитания подростков. Здесь исследуются вопросы, касающиеся контрацепции, профилактики Вич/СПИД, а также выявляются источники, из которых подростки получают информацию о безопасном сексе (Бодрова, 1997; Гребешева, Камсюк, Алесина, 1997; Медведева, Шишова, 1996; Сотникова, Перминова, 1994; David et al., 1999; Lunin, 1995; Aggleton, Baldo, Slutkin, 1993). Третье направление посвящено исследованию ряда вопросов, связанных с отношением подростков к браку и семье — отношение к ведению половой жизни до брака, влияние наличия опыта сексуальных отношений на вступление в брак и т.д. (Голод, 1984; 1990; Харчев, Голод, 1969; Sprecher, Aron, Hatfield et al., 1994). И, наконец, четвертое направление исследований сексуального поведения подростков связано с изучением влияния различных форм девиаций на стили сексуального поведения (Кон, 2000; Robertson, Plant, 1988; Flanigan, Hitch, 1986; Miller, Simon, 1980). Эти четыре направления определили тот содержательный контекст, относительно которого строится изучение сексуального поведения подростков в нашей исследовательской программе.

Важно отметить, что если проблематика, связанная с поведенческими рисками и с сексуальным поведением в подростковом возрасте достаточно активно разрабатывается как на теоретическом, так и на эмпирическом уровне, то социологических и социально-психологических работ, ориентированных на исследование «здорового образа жизни» сравнительно немного. Так, например, при рассмотрении особенностей приобщения подростков к спорту освещаются, как правило, либо медицинские аспекты, либо вопросы, непосредственно касающиеся психологии спорта. И в этом отношении данная исследовательская программа, содержащая достаточно большой блок вопросов по выявлению ценностных ориентаций и поведенческих установок подростков по поддержанию здорового образа жизни, в значительной степени восполняет существенный пробел.

И, наконец, сформулируем пять тезисов, которые проясняют основной смысл и направленность работы.

Первое. Существующие работы, посвященные поведенческим девиациям в подростковой среде, ориентированы преимущественно на фиксацию чисто поведенческих моментов, поэтому основной круг вопросов формулируется в следующих модальностях: что? где? когда? как часто? сколько раз? и т.п. При этом непосредственно мотивационный и ценностно-целевой аспекты поведения в подобных исследованиях практически не затрагиваются. Для нас же именно эти аспекты оказываются центральными. Иными словами, мы попытаемся выявить характер тех деформаций в ценностно-смысловых позициях подростка, которые связаны с различными видами девиаций.

Второе. Результаты исследований подростковых девиаций, как правило, фиксируют гендерные, возрастные и социально-стратификационные различия, определяют их как факторы, влияющие на разные типы поведения. В этом отношении сами факторы обычно выступают как равнозначные. Не отрицая важности перечисленных факторов, необходимо в то же время подчеркнуть, что мы рассматриваем данную проблематику в первую очередь под углом зрения возрастных особенностей. И в этом отношении данная работа в первую очередь касается социологии подросткового возраста, ключевым предметом исследования выступает проблематика социализации в подростковом возрасте. Именно поэтому для нас особенно важно зафиксировать тот общий контекст, который характеризует отношение подростков со своим социальным окружением, т. е., следуя логике Л.С. Выготского, выявить собственно социальную ситуацию развития в подростковом возрасте. Этим и определяется внутренняя логика организации исследования. Так, например, важно показать не только сам факт курения, употребления алкоголя или вступления в сексуальные отношения, но и рассмотреть его как факт нарушения (или соблюдения) возрастной нормы. И более того, выявить особенность тех переживаний, которые возникают в вязи с реакцией социального окружения на подобные типы нарушений, а это, повторимся, и есть то, что Л.С. Выготский определял как социальную ситуацию развития.

Третье. Может сложиться впечатление, что выше мы с некоторым пренебрежением упомянули об обычном ходе анализа, учитывающем влияние различных факторов — гендерных, возрастных социально-стратификационных. На самом деле это не так. Напротив, мы считаем подобный анализ крайне важным, поскольку именно он и позволяет выявить как особые типы поведения, так и типы ценностно-смысловых ориентаций подростка. Поэтому мы подробно, порой даже, может быть, излишне подробно представляем эмпирические материалы, саму фактологию исследования. Но заметим, что эти «подробности» для нас важны именно как возможность с помощью сопоставления влияния различных факторов обнаружить («актуализировать») тот или иной характерный тип ценностно-смысловой ориентации, который без подобных сопоставлений явно себя не проявляет и отнюдь не очевиден. Таким образом, для нас важно здесь определить соответственную исследовательскую позицию при рассмотрении полученных материалов, которая заключается в том, чтобы пытаться проявить не только единство, но и мультикультурность самой подростковой среды. А в этом, на наш взгляд, и заключается суть социокультурного подхода.

Четвертое. Мы уже отмечали, что одним из существенных моментов, хаорактеризующих данную программу исследования, является объединение разных и, на первый взгляд, мало связанных тем: поведенческие риски, сексуальное поведение, занятия спортом, ориентации на здоровый образ жизни. И, действительно, если девиации, связанные с поведенческими рисками, в каком-то смысле можно рассматривать как противоположный содержательный полюс для фиксации ориентаций на здоровый образ жизни, то сексуальное поведение подростка уже явно не укладывается в схему подобного противопоставления, поскольку это уже другая реальность, затрагивающая другие смысловые контексты. Иными словами, простым стремлением к описанию «разнообразных сторон подростковой жизни» оправдать подобный подход при организации исследования явно недостаточно. В этой связи важно обозначить тот действительно ключевой сюжет, относительно которого и структурировано исследование. Для этого обратимся вновь к тому предметному содержанию, которое лежит в плоскости возрастной психологии и связано с ключевым вопросом о периодизации возрастного развития. Именно в контексте этой проблематики и определяется тот основной момент, который мы до этого явно не обозначали и не фиксировали, поскольку он традиционно и не выступает как центральный при обсуждении поведенческих рисков. Сюжет этот связан с учебой подростка. В этой связи заметим, что этим сюжетом и завершается книга. Это не случайно, поскольку для нас в данном исследовании важно показать не столько то, как различные виды девиаций деформируют учебную деятельность, но зафиксировать именно то, как происходит изменение самого статуса учебной деятельности в подростковой культуре. Сегодня общим местом является тезис о том, что в подростковом, а тем более в юношеском возрасте учебная деятельность уже не является ведущей. В то же время остается совершено непонятным, как осуществляется сама динамика изменения ее статуса. Иными словами, неясно, как в культурно оформленную и институционально поддерживаемую форму учебной деятельности (при завершении младшего школьного возраста) «встраиваются» иные жизненные процессы, деформируя ее ценностно-смысловые основания. И в этом отношении девиации как особые формы разрешения подросткового кризиса могут с особой отчетливостью проявить расхождение между учебной и жизненной реальностью подростка. Заметим, что здесь мы намечаем совершенно особую проблематику, которая касается не столько психологии, сколько социологии учебной деятельности. Скажем точнее: социокультурного анализа возрастных трансформаций учебной деятельности.

Пятое. Определяя общую направленность работы, ее основной смысл, мы не можем не затронуть и еще один принципиальный для нас момент. Он касается традиционных для социологии проблем социальной дифференциации и социального неравенства. В принципе этот момент важен для любого социологического исследования, поскольку, как отмечал еще Э. Дюркгейм, социология как наука генетически вырастает из «социальной критики». И в этом отношении проблематика данного исследования, безусловно, ориентирована на данный сюжет как на один из центральных во всей нашей работе. Обнаружение тенденции явно усиливающегося социального неравенства и расслоения на этапе подростничества — это и есть, пожалуй, наиболее критическая оценка действительного состояния современного общества и диагноз действительной «социальной направленности» современной политики.


Благодарности

Пользуясь возможностью, мы хотим выразить свою признательность людям, оказывавшим нам поддержку на разных этапах исследования.

Мы благодарны Т.В. Глуховой, Ю.М. Евстигнеевой, С.Н. Ениколопову за их участие в разработке инструментария исследования. Мы также выражаем свою благодарность Ю.О. Коломийцу как за организацию полевого исследования, так и за техническую поддержку проекта на всех его этапах. Большую помощь в сборе данных и обработке материалов оказали нам М.А. Куриленко, О.В. Ткаченко, А.В. Федотова и А.В. Федюнина. Для нас были весьма цены консультации П.С. Писарского по математической обработке материалов исследования. Мы также благодарны членам Ученого Совета Центра социологии образования РАО за неоднократные обсуждения полученных материалов, за их критические замечания и советы по подготовке книги. И наконец, мы выражаем свою особую признательность Первому заместителю Департамента образования г. Москвы Л.Е. Курнешовой за содействие и организационную поддержку данного проекта.






produktivnost-ozimoj-pshenici-sorta-kazanskaya-560-v-zavisimosti-ot-udobrenij-i-elementov-pitaniya-v-pochve.html
produktovaya-nasosnaya-stanciya-konkursnaya-dokumentaciya-po-gosudarstvennim-zakupkam-rabot-po-rekonstrukcii-iskusstvennoj.html
produro-to-4-testi-otrabotavshego-masla-46-motornie-masla-petro-canada-dlya-benzinovih-dvigatelej-48.html
prodvizhenie-hunnov-na-sever-istoriya-naroda-hunnu.html
prodvizhenie-produkcii-predpriyatij-gostepriimstva-na-rinke.html
prodyuseri-hotyat-modernizirovat-sistemu-rossijskogo-kinoobrazovaniya-otchet-vremennoj-period-s-01-04-g-po-15.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-komplekt-dlya-9-klassa-rabochaya-uchebnaya-programma-po-fizike-bazovij-uroven.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/materialno-tehnicheskoe-obespechenie-prikaz-41-gz-ot-08-fevralya-2012-goda-konkursnaya-dokumentaciya-dlya-uchastiya.html
  • thescience.bystrickaya.ru/grafik-provedeniya-regionalnih-ekzamenov-v-4-h-7-h-8-h-klassah-obsheobrazovatelnih-uchrezhdenij-orenburgskoj-oblasti-v-2011-2012-uchebnom-godu.html
  • writing.bystrickaya.ru/glava-7-rezervirovanie-zemelnih-uchastkov-a-a-lazarevskij-avtor-ekspert-partii-yabloko-pochyotnij-chlen-rossijskogo.html
  • tests.bystrickaya.ru/mathematical-methods-of-geoinformatics-in-multicriteria-optimization-of-anti-asteroid-systems.html
  • testyi.bystrickaya.ru/aleksandr-romanov-stranica-7.html
  • notebook.bystrickaya.ru/kak-umirat-putevoditel-po-zhizni-i-smerti.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/kriminologicheskoe-issledovanie-nasledstvennosti-prestupnika-chast-8.html
  • books.bystrickaya.ru/doklad-na-pervoj-nauchno-prakticheskoj-konferencii.html
  • composition.bystrickaya.ru/osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-visshego-professionalnogo-obrazovaniya-napravlenie-podgotovki-270800-stroitelstvo.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/s-v-dzharasova-dokumentaciya-ob-aukcione-v-elektronnoj-forme.html
  • desk.bystrickaya.ru/oladi-iz-kabachkov-pikantnie-inna-kriksunova.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/prikaz-ot-28-marta-1997-g-n-201-o-poryadke-obucheniya-i-proverki-znanij-po-ohrane-truda-voennosluzhashih-i-grazhdanskogo-personala-fps-rossii-stranica-2.html
  • literatura.bystrickaya.ru/soderzhani-e-stranica-14.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/v-rossii.html
  • university.bystrickaya.ru/glava-2-galaha-evrejskij-put-nashe-pokolenie-vidimo-bolshe-lyubogo-drugogo-uvlecheno-poiskami-smisla-zhizni.html
  • studies.bystrickaya.ru/krimnalstichna-harakteristika-shahrajstva-ta-osoblivost-porushennya-krimnalno-spravi-po-vkazanj-kategor-zlochinv.html
  • esse.bystrickaya.ru/referat-analiz-perspektiv-socialnogo-razvitiya-obshestva.html
  • books.bystrickaya.ru/chtobi-steni-stali-rodnimi-rossijskaya-blagotvoritelnost-v-zerkale-smi.html
  • education.bystrickaya.ru/23-podgotovka-posudi-i-materialov-metodicheskie-ukazaniya-muk-1884-04.html
  • pisat.bystrickaya.ru/tema-semi-v-proizvedeniyah-n-v-gogolya.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-predstavitelstva-ezhekvartalnij-otchet.html
  • tasks.bystrickaya.ru/1-ponyatie-o-predmete-psihologii.html
  • esse.bystrickaya.ru/programma-vstupitelnih-ispitanij-po-napravleniyu-magisterskoj-podgotovki-150900-68-tehnologiya-oborudovanie-i-avtomatizaciya-mashinostroitelnih-proizvodstv.html
  • otsenki.bystrickaya.ru/sootvetstvie-napravlenij-podgotovki-visshego-professionalnogo-obrazovaniya-podtverzhdaemogo-prisvoeniem-licu-kvalifikacii-stepeni-bakalavr-perechen-kotorih.html
  • nauka.bystrickaya.ru/uchebnoe-posobie-dlya-slushatelej-kursov-stranica-7.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-chetirnadcataya-detstvo-pontiya-pilata-trudnij-vtornik.html
  • books.bystrickaya.ru/doklad-blohina-denisa-6-b-klass.html
  • student.bystrickaya.ru/32-a-a-petrov-ga-polyakov-dolgosrochnie-perspektivi-rossijskoj-nefti-m-fazis-2003.html
  • shkola.bystrickaya.ru/pravo-sobstvennosti-i-drugie-veshnie-prava-na-zhilishnoe-pomeshenie.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/metodicheskie-rekomendacii-i-sbornik-zadach-po-fizike-dlya-uchashihsya-8-h-klassov-chast-i.html
  • desk.bystrickaya.ru/otkritoe-akcionernoe-obshestvo-dalnevostochnaya-raspredelitelnaya-setevaya-kompaniya-oao-drsk.html
  • lecture.bystrickaya.ru/agentskie-prodazhi-uchebno-metodicheskij-kompleks-disciplini-modulya-kursa-marketing-turistskih-uslug.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-dlya-obuchayushihsya-20-k-vneauditornoj-samostoyatelnoj-rabote-po-discipline-fakultetskaya-terapiya-professionalnie-bolezni.html
  • college.bystrickaya.ru/116-bitva-za-moskvu-i-ee-istoricheskoe-znachenie-a-a-danilov-vuchebnom-posobii-podgotovlennom-professorom-doktorom.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.